Ко Дню Победы: «Верность долгу и присяге»

Предисловие от автора

В 2008 году я был начинающим журналистом, публиковавшимся к тому моменту года два. Однажды я решил сделать интервью с братом моей прабабушки, который с детства для меня был воплощением чего-то значимого, титанического, настоящего и который был мостом для меня в удивительное советское прошлое города и семьи. Его уже нет с нами два года. Я решил найти этот свой текст,  опубликованный изначально в «Московском Комсомольце в Марий Эл», эту четырехчасовую беседу о прошлом и настоящем, ужавшуюся до почти десяти тысяч печатных знаков, и поделиться с вами этим, можно сказать, памятников истории, свидетельством прошлого целого поколения, нашего края и страны. В память о нем и обо всех людях, строивших нашу страну, веривших в нее, сражавшихся за нее. С Днем Победы!  

***

В ХХ веке наша страна пережила множество событий: подъемов и падений, поражений и славных побед. Эпоха великих строек, комсомола, устремлений к светлому будущему ушла в прошлое. Но в то время были люди, у которых и сегодня можно многому научиться, пример которых достоин уважения и в наши дни. Мне выпала честь побеседовать с человеком, который в свое время многое сделал своим бескорыстным трудом и преданностью Родине. Герой Войны и Труда, краснофлотец и торпедист гвардейского эсминца «Сообразительный», ветеран Черноморского флота, награжден двумя орденами и двадцатью шестью медалями разного порядка, участник Парада-2000, внесен в Энциклопедию лучших людей России. И это не все награды, звания и достижения строителя и первого директора «Механического завода» Станислава Николаевича Лазарева.

лазарев, день победы

Как началась война

Станислав Николаевич родился в старом русском городе Нерехта Костромской области в 1926 году. Окончив семь классов неполной средней школы, он поступил в Костромской индустриальный техникум. Когда началась война, в техникуме организовали госпиталь. К тому же началась мобилизация, поэтому об учебе пришлось забыть.

— В этот день, как раз было воскресенье, мы с ребятами хотели с утра поехать в пригородный пионерский лагерь. И вдруг объявление о войне. Мы были воспитаны на фильмах «Мы из Кронштадта», «Балтийцы» — настрой был соответствующий. Думали, сейчас наша армия даст отпор, победим немцев. Потом вести пошли все хуже и хуже. Об учебе мы уже не думали. Нужно было устроиться на работу, потому что только работающим давали продовольственные карточки. С 1941 по 1943 год я работал на фабрике. В 1942 году родился брат, и я ходил за мать на земляные работы на строительстве подстанции, трудился за двоих. Потом строили запасной аэродром под Троицей. Немецкие самолеты уже летали над Нерехтой, над Ярославлем. В Ярославле палили зенитки, а мы, пацаны, даже на танцы тогда ходили. Зимой отогнали немцев от Москвы, стало поспокойнее. В общем, до того доработались, что только и хотелось как можно скорей в армию, на фронт. Ужас, что творилось, но страха не испытывали совершенно, не понимали. Ну, все гибли. Ничего удивительного не было бы, если бы и ты погиб.

В 1943 году, наконец, представилась возможность попасть в армию. В Нерехту прибыли моряки Черноморского флота. Их отряд был эвакуирован под Ярославль, в поселок Профинтерн. Там же была организована школа оружия учебного отряда Черноморского флота. Пройдя школу и приняв присягу в 17 лет, Станислав Николаевич был направлен на гвардейский эскадренный миноносец «Сообразительный», где прослужил до конца войны. В 1947 году, в связи с началом холодной войны, целый батальон черноморских моряков был переброшен на Камчатку. В общей сложности Станислав Николаевич отслужил семь с половиной лет срочной службы.

Моряк-краснофлотец

Он вспоминает, как впервые увидел военные корабли:

— Меня и еще одного паренька направили в распоряжение Черноморского флота. Мы попали в освобожденный Новороссийск, потом – в Геленджик. Там нас распределили на «Сообразительный» – его комендором, меня минером. Прибыли на место под вечер. Прозвучал отбой, и старший офицер отвел нас спать в коридор, где были каюты старшин, мичманов. Только мы легли, как началась пальба! Немецкие самолеты появились на кавказском побережье со стороны моря. Хотели застичь корабли врасплох. В то время там стояли крейсер «Ворошилов», эсминец «Бойкий» и «Красный Кавказ». У «Ворошилова» три пушки 180 калибра в башне. Начал грохотать, аж стекла вылетали в домах. В общем, их отогнали. А мы не можем понять, что творится, — ехали долго, не спали, устали... Старшина нам говорит: «Вы спите, вас это не касается». А как тут спать? Утром подняли, привели на ют. Доложили старпому, что прибыло первое за всю войну пополнение. Пошли вопросы: кто? откуда? Народ, конечно, собрался, а там и земляки-костромичи, и москвичи... И какая там дедовщина?! Все были рады нас видеть! Старшие относились по-отечески.

После войны

После демобилизации Станислав Николаевич вернулся в родной город, утроился на местный механический завод и пошел учиться. Все сверстники уже получили высшее образование. Кто-то стал инженером, кто-то был уже начальником цеха. А ему в 25 лет пришлось продолжить обучение в восьмом классе Школы рабочей молодежи. Взявшись за дело со свойственной ему ответственностью и трудолюбием, он окончил школу на отлично и получил направление без экзаменов сразу в три вуза: МГУ им. Ломоносова, юридический институт Свердловска и Военно-механический институт Ленинграда. Уже имея опыт работы с техникой, он выбрал последний.

«Вызвали в главное управление министерства машиностроения. Спросили: «Знаешь, где Йошкар-Ола находится? » Я не смог ответить. Только когда к карте подвели, показали, что это под Казанью, тогда сообразил уже, где это»


Окончив вуз с отличием, Станисла в Николаевич вернулся на завод в Нерехту, получил должность сначала начальника цеха, а затем заместителя директора. В то время постановлением ЦК и Совмина было принято решение о строительстве пяти оборонных заводов. Станиславу Николаевичу предложили поехать на стройку сначала в Бийск, потом в Нижний Ломов, что под Пензой. Но, поскольку он отклонил оба предложения, в третий раз никто спрашивать его не стал, и в партийном порядке он получил распределение в Йошкар-Олу.

— Вызвали в главное управление министерства машиностроения. Спросили: «Знаешь, где Йошкар-Ола находится? » Я не смог ответить. Только когда к карте подвели, показали, что это под Казанью, тогда сообразил уже, где это.

Строительство завода и города

Задача была такая: на ровном месте, на картофельном поле построить оборонный завод со всей инфраструктурой и наладить выпуск сначала точной военной техники, а затем и гражданской продукции – в первую очередь это были всем известные велосипеды нового типа «Городской» и его модификации. Денег давали столько, сколько мы могли освоить. Но тогда здесь мало было строительных мощностей. Начинать надо было с помощи строителям. Я был инженер-электромеханик, а здесь пришлось осваивать еще и строительную специальность. Когда возводили корпуса завода, шел на работу даже ночью. На улице -40, а здесь закладывают фундамент. На морозе цемент плохо застывает, поэтому я ездил лично проверять, что и как делается. Ответственность была большая.

Прежде всего надо было обучить кадры. Завода еще не было, а я уже набирал рабочих и посылал их на родственные предприятия других городов, где они обучались работать на сложной технике (многошпиндельных японских автоматах). За один день высокую квалификацию не получишь. Поэтому сотрудников мы приглашали из других городов, с других заводов. Сразу предлагали жилье. Многие приезжали именно за квартирой. Отрабатывали свое и уезжали обратно.

Таким образом, за пять лет — с 1970 по 1975 год – был построен завод и налажено производство.

Городская инфраструктура – отдельная тема. Механический завод тогда вкладывал огромные средства в строительство жилья для рабочих, детских садов, площадок, пионерских лагерей. Приходилось заменять коммуникации или проводить новые, расширять водоводы, строить дороги. На средства «Механического» была построена железнодорожная товарная станция Аксаматово. Проводились утренники для детей рабочих, выездные мероприятия для малообеспеченных семей, рабочие регулярно получали путевки в санатории, материальную помощь на период отпуска или болезни. За строительство завода и обустройство города Станислав Николаевич был награжден орденом «Знак Почета». За тот трудовой подвиг он до сих пор получает благодарственные письма и поздравительные адреса от первых лиц республики и государства.

лазарев, день победы

На закате

В 80-е годы страна начала меняться, что нашло отражение и в карьере Лазарева. Как только были подписаны мирные соглашения с США и Великобританией и решено на «Механическом» снять оборонку, Станислав Николаевич добровольно ушел с поста директора. Он понимал: без выпуска военной техники гражданская продукция окупиться не могла. Тогда же он был переведен на «Биопром» в должности заместителя директора. В 70 лет трудовой путь был официально закончен, и Станислав Николаевич смог всецело посвятить себя общественной работе. Сначала работал в качестве председателя совета ветеранов Механического завода, сейчас, несмотря на свои 82 года, является членом президиума республиканской организации ветеранов.

Комсомол

Общественная деятельность занимает в жизни Станислава Николаевича совершенно особое место. 90-летие комсомола в этом году для него тоже особый праздник.

—   Свой комсомольский билет я сохранил до сих пор. Комсомол для молодежи был хорошей школой жизни. Он оказывал поддержку советом, давал направления в вузы, направлял на великие стройки. Человека в то время вообще многое поддерживало. Больше было справедливости. Есть такое слово — подвижничество. Ради идеи люди шли на войну, терпели лишения. У меня пять тысяч человек было на заводе, и все — на глазах, всех я знал. Когда ко мне в кабинет заходил человек, я без слов видел, кто такой, чем занимается, зачем пришел. Человеку при социализме было легче жить. Пропасть не давали. Если уж кто-то нуждался — всегда выручали. Сегодня, чтобы народ снова поверил в свое правительство, все слова и обещания нужно доказывать делом, личным примером. И не только на уровне правительства, но и на заводах, и везде.

Творчество

Во время службы на Курилах, на острове Шумшу (Симусю) в 1949 году Станислав Николаевич начал писать стихи. И пишет по сей день. В семье до сих пор хранится несколько его сборников стихов, изданных небольшими тиражами «для своих».

— Я был старшиной команды наблюдения. По вечерам, после отбоя, когда команда уже спала, я подолгу еще не ложился. Все думал о том, куда забросила меня служба. Так и начал писать стихи. Писал для товарищей – все больше патриотические стихи, о моряках, о флоте. Пишу до сих пор, хотя уже не так часто. Иной раз проснусь ночью, нахлынут воспоминания. Переживаю, думаю, подвожу итоги…

Напутствие потомкам

Напоследок Станислав Николаевич сказал несколько слов тем, кто был рядом с ним, коллегам, единомышленникам и всем читателям:

— Я благодарен моим дорогим соратникам, которые помогали мне в работе, отдавали все силы на строительство «Механического завода», нашего города и республики. Желаю им здоровья, успехов в их нынешней деятельности. Храните честь и достоинство, будьте бдительными, не разменивайтесь по мелочам и верьте в лучшее будущее, ищите пути на базе справедливого общества, каким, на мой взгляд, является социализм.

Профессионал – всегда, везде профессионал. Важно, чтобы делали добро для людей, чтоб его можно было ощутить. Всю свою жизнь я трудился на благо Родины и до сих пор остался верен своим идеалам. Нужно быть верным своим убеждениям до конца. Человек должен быть убежден в правоте своего дела


Мне нравится, что сейчас проводится созидательная политика. Это хорошо, и не важно, коммунисты строят или демократы. Казалось бы, вот перестройка, демократы пришли к власти, а я коммунист старой закалки. Но они меня ценят, до сих пор пишут, приглашают. Профессионал – всегда, везде профессионал. Важно, чтобы делали добро для людей, чтоб его можно было ощутить.

Всю свою жизнь я трудился на благо Родины и до сих пор остался верен своим идеалам. Нужно быть верным своим убеждениям до конца. Человек должен быть убежден в правоте своего дела.

Беседовал Евгений Дворников.

Заметили ошибку на сайте? Сообщите нам о ней, нажав Ctrl+Enter.