В Марий Эл закупают прогрессивное оборудование для больниц

otomografii.ru

Йошкар-Ола, 13 сентября. Важный тренд в здравоохранении республики: государство выделяет значительные средства для оснащения больниц современной техникой.

Напомним, 21 сентября исполняется ровно два года со дня инаугурации Главы Марий Эл Александра Евстифеева. Как изменилась жизнь республики и каждого из нас за это время? Какими достижениями могут по праву гордиться важнейшие отрасли региона? Об этом мы решили расспросить профессионалов из различных сфер жизни.

Денис Речкин

О положении дел в здравоохранении нам рассказал врач-торакальный хирург Республиканского противотуберкулезного диспансера Максим Бронников:

— За последние годы в отрасли региональной медицины многое изменилось к лучшему. И в первую очередь я бы отметил состоявшееся повышение заработной платы. Кто бы что ни говорил, что денег не хватает — а денег не хватает всегда, — я скажу на своем личном примере. Если в 2015 году я получал 18 тысяч рублей, то сейчас моя зарплата выросла в 2,5 раза.

— Восемнадцать тысяч, уже будучи хирургом?

— Да, хирург плюс 4-5 дежурств в месяц, словом та же работа, которую я выполняю и сейчас. Только теперь мои нагрузка и профессионализм оцениваются в 45 тысяч, принципиально иначе. Думаю, другие врачи ощущают тот же эффект. Тем более я работаю в бюджетном учреждении, даже не в сфере ОМС, где есть дополнительные выплаты.

— Не было мыслей перейти из бесплатной медицины в коммерческую?

— Предлагали мне это постоянно и предлагают до сих пор, в том числе переезд в другой город и даже в Москву — звали работать в столичный Институт туберкулеза.

— Москва? Ну так это ж вообще мечта)

— У всех разные мечты. Моя мечта — реализовать себя в своей республике, здесь я родился и вырос. У меня с детства в голове эта установка: где родился, там и пригодился. Сначала максимально реализую себя здесь, а потом уже буду думать. Да и не особо я люблю большие города, мне нравится наш город, нравится здесь работать, мне хватает на жизнь, у нас добрые люди. Да и если уеду, кто останется, кому работать в тубдиспансере? Вырастить торакального хирурга — дело очень сложное…

aimseducation.edu

— А правда ли, что хирургам уже некуда девать… коньяк? Или это мифы, которые витают вокруг медицины?

— Мифы и легенды существуют, это да. Не скажу за всех, но у нас специфичное учреждение, социально особые пациенты, здесь нет никаких подарков. Более того, мне иногда некоторым пациентам самому приходится давать деньги — на проезд до дома после лечения.

— Да, да, туберкулез — это же, скорее, социальная болезнь, к вам попадают немало людей «с социально пониженной ответственностью»?

— В принципе, от болезни никто не застрахован, лечатся у нас и обеспеченные люди, работники самых разных сфер. Но, да, вы правы, большинство наших пациентов — это лица, которые и с алкоголем на «ты», и наркоманы бывшие, да и действующие…

— Но и к ним отношение всё равно должно быть профессиональное, как и ко всем пациентам…

— Главный принцип работы врача: мы должны помогать даже врагу. Наше дело — лечить. Сначала вылечи, а потом уже разбирайся, кто и в чем прав или виновен. Дальше суд будет рассуждать, а мы судить не имеем права.

— Итак, рост зарплаты — это коснулось всей отрасли?

— Да, причем получают больше не только узкие специалисты, но и средний, младший медицинский персонал. Хоть и говорят, что чиновники хитрят, снимают надбавки, и получается та же сумма. На самом деле — нет. Происходит именно РЕАЛЬНОЕ повышение зарплат после реализации «майских» указов Президента России Владимира Путина. Просто делается это не сразу, а постепенно, в несколько этапов. Плюс работают такие программы как «Земский доктор», когда врачи на селе получают «подъемные».

— Что ещё отнести к числу достижений отрасли?

— Безусловный плюс — в республике стали закупать современное оборудование для больниц. Прогрессивная техника, например, была закуплена для онкологической больницы, к тому же теперь это новый, капитально отремонтированный онкоцентр. Кроме того, построен новый корпус патологоанатомического отделения РКБ, здесь же находится судебно-медицинское бюро, это теперь суперсовременное здание.

— А не странно ли это, зачем моргу такие условия? Может, лучше было подумать о живых?

— О живых как раз и думали, здесь работают медики, сюда приходят родственники. А здание было уже такое, что там опасно стало находиться. Одноэтажное здание, где всё валилось, было страшно зайти. И что бы вы знали: работа патологоанатома — это не только вскрытие трупов, для этого там только одна комната. А всё остальное здание занимают лаборатории, и 90% их работы — это работа гистологическая, с микроскопом.

ceur.ru

Вот вам удалили родинку, вообще провели любую операцию в республике — и эти материалы направляются именно сюда, специалисты внимательнейшим образом их изучают и делают заключение, помогая уже врачам в смежных направлениях.

— То есть это уже тонкая, исследовательская работа, и если делать её в бараке, то…

— … это неправильно. Тем более здесь работает Артем Юрьевич Зуев, высококлассный специалист, внедряющий новые технологии. В этом центре выявление рака шейки матки, возможно, наиболее прогрессивное в России. Здесь появились специальные лаборатории, ведётся научная работа. Рад за коллег, что у них появилось такое оборудование, главное, чувствуется желание работать для людей...

МедиаПоток / Сергей Смирнов

…Мы продолжим разговор о положении дел в здравоохранении с Максимом Бронниковым позже. Кстати, ранее МедиаПоток сообщал о том, что руководители государства и нашей республики осознают ценность сферы культуры и делают важные шаги для её развития.