Зубр журналистики Марий Эл раскрыл секреты профессии

Йошкар-Ола, 26 марта. Владимир Мальцев, долгие годы возглавлявший «Марийскую правду», отмечает сегодня своё 70-летие и делится секретами профессии.

МедиаПоток не смог пройти мимо знаменательного события и напросился к юбиляру в гости, чтобы поговорить с ним «за жизнь», узнать, что он думает о журналистике, и понять, верной ли дорогой движется цех щелкоперов сегодня.

— Владимир Энгельсович, спрошу о нашем общем деле. Журналистика — прекрасная профессия. Но вот… чем? Ваша версия? Для меня — если позволите — тем, что похожа на… актерство. Говорят, актер — счастливый человек, ибо может прожить несколько жизней внутри одной, своей. Но ведь и мы так же! Погружаемся в жизнь своего героя, «проживаем» её.

— Да, это плюс, если журналиста не затягивает такое погружение, если он не заиграется. Кто-то окончательно уходит в пиар, например, и не может написать репортаж, ему не интересно. О жанрах современные журналисты забыли вообще, что удручает. А ведь азы надо знать.

careerist.ru

При этом, я считаю, необязательно заканчивать факультет журналистики. В газету приходили многие талантливые авторы, которые обучались в технических вузах. А потом находили себя, свою тему и становились в ней асами. Например, популярной в газетах была рубрика «Журналист меняет профессию». Корреспонденты перевоплощались, работали инкогнито. Погружались в проблему изнутри. Поэтому получались читабельные, волнующие, актуальные и жизненные публикации. Главным героем был человек труда, и сам труд преподносился высоко.

Вообще, в любой теме важно, как подать текст. Можно прописать скучнейшую инструкцию, а можно написать про… кастрацию быков как поэму. Вспоминаю, как Вадим Николаевич Карташов, будучи главным редактором «Марправды», всегда выбрасывал всю эту тягомотину, он любое постановление партии превращал в какие-то поэтические строки, уникальный человек. Сейчас, к сожалению, в журналистике это качество исчезает, возвращается казенщина…

mari-lab.ru

— Как Вам современные журналисты?

— Я с уважением к ним отношусь: молодые, шустрые. Мы были другими, с иным воспитанием, отношением к жизни. Но… молодые журналисты сейчас слишком торопятся, им надо сразу выдать материал. Закончат вуз, а знаний не хватает. Навыков нет, практику не проходят, о наставничестве забыли. Работают сами по себе. Материалы править не умеют, никто не помогает (конкуренция?). Не чувствуется твердой редакторской руки, редакторской защиты и заботы. Корреспондент должен быть минером, а редактор — сапером.

energytoday.net

— Да, сейчас журналистика превращается в гонку: кто быстрее отписал, тот и король.

— Мда, сделали текст, придумали к нему «фишку», и всё, «в номер». И в этой спешке они не всегда знают предмет, о котором говорят. Хотя молодые, может быть, даже грамотнее, нашего поколения. Но, чувствуется, мало читают. А ещё у них много гонора: считают, что всё, что было до них, это ерунда. Им неважно, как писали в советское время, тем более до революции, они не учатся на тех примерах, а ведь положительного было очень много.

Отсюда и появляются косноязычие, недостаток слов. Тексты серые, однообразные. Часто это просто набор слов: кричащий заголовок, огромное фото. Мало фактуры, поэтому мусолят одно и тоже. И это уже не материал, а просто текстовка, сделанная языком смски: ни образности, ни композиции, ни жанров. И это огорчает.

…А вот о том, что радует мэтра, мы расскажем в следующей части этой беседы завтра на МедиаПотоке.