Война человека со стихией

Приятно, что в этой схватке чаще побеждает человек. Но для каждой такой победы приходится бросать в бой все силы. Уходящая неделя в республике прошла под знаком борьбы с последствиями мощнейшего снегопада. О том, каково пришлось дорожникам, на которых легла наибольшая нагрузка, МедиаПотоку рассказал министр транспорта и дорожного хозяйства Марий Эл Александр Сальников, в чьей епархии находятся трассы, связывающие города и поселения региона.

— Александр Анатольевич, насколько серьезным вызовом для вас и вашего ведомства стал «снегопад столетия»?

— Для Москвы, возможно, это и был снегопад столетия, но у нас подобное уже было. Случались такие метели, которые продолжались 4-5 дней. Вот это гораздо более серьезное испытание. Учитывая, что мы живём в эпоху интернета, у нас налажено оповещение, в том числе по линии МЧС, у нас есть договор с Гидрометцентром, мы были готовы к снегопаду, фактически зная по часам, когда он начнется. Есть такое понятие: «Держать дорогу»…

— Это как?..

— Это значит постоянно её грейдировать, убирать снег, не давая ему накопиться до такой степени, когда техника уже не сможет идти. Для этой цели, как правило, мы используем КАМАЗы с отвалами — наверное, видели, как они идут на скорости, а вокруг шлейф летящего от них снега. Вот так мы расчищаем дорогу. Но стоит эту операцию затянуть, возникают самые большие проблемы. Поэтому в ночь, когда началась метель, у нас работало 99 единиц техники именно для того, что дорогу держать, держать, держать.

— А какие могут быть проблемы, снег смерзнется до льда?

— Нет, его просто может стать слишком много, и тогда КАМАЗ просто не сможет идти. А идет он на скорости 60 км/ч. Быстро? А иначе нельзя. Ведь мы обслуживаем 3 тысячи километров, это примерно расстояние от Йошкар-Олы до Варшавы. На каждый КАМАЗ приходится около 50 км. Т.е. если раз в час дорогу проходить, это более-менее нормально. Но здесь ситуацию, конечно, здорово осложнял сильный ветер, не только верховой, но и низовой, который поднимал снег с полей и откладывал на дорогах. К этому готовились: на опасных участках трассах у нас были нарезаны вдоль дорог снегоприемные траншеи, установлены щиты, чтобы задержать этот низовой снег. В итоге сейчас все траншеи полностью заполнены, полутораметровые щиты занесены до самого верха, т.е. они свое дело сделали.

И вот наступило утро вторника, когда республика… не смогла выехать из дворов. Возникли и у нас проблемы на отдельных участках дорог. Мы наладили связь с дежурными службами в районах, чтобы понимать, в каких населенных пунктах возникают проблемы. Держали тесную связь с ГИБДД. На трассы вышло более 200 единиц снегоуборочной техники в дневное время. И на вечер у нас оставалось порядка 13 проблемных участков дорог общей протяженностью километров тридцать – и это из трех тысяч!, — на которых не было обеспечено движение транспорта. А к 16 часам вторника уже вся дорожная сеть, полностью, все три тысячи километров были открыты. И открыта не только проезжая часть, а и обочины, уже сброшена часть валов под откос, чтобы они не работали на снегозадержание при следующей метели. Но есть проблема: ряд дорог, как правило, к мелким поселениям, на сегодня все еще заужены. Снег надо раздвигать. Сейчас подрядчик, «МариЭлДорстрой» занимается этой работой. Я думаю, что завершат они её где-то ко вторнику, к среде.

Главное затруднение, конечно, вызывают вот эти снегозаносимые участки, где толщина снега местами достигает полутора-двух метров. Там ни о каком движении КАМАЗов речь не шла, мы поднимали уже бульдозеры.

— Все же ваше войско в целом — это сколько машин?

— Всего то, что возможно сегодня поднять «на крыло», это порядка 300 единиц техники. Но все триста никогда не поднимаются, потому что есть техника, которая в данный момент не может быть использована. Ну, например, когда заносит дорогу снегом, щетку ставить бесполезно. Щетка снег подметает, а не убирает. Работаем по специфике. Ну и второй фактор: если в первую смену этой массированной уборки у нас работали 205 единиц техники, то к концу третьей смены 47 единиц… сошли с линии. Все-таки техника уже изношенная, она тут же поступала на рембазу, её чинили здесь и сейчас, в режиме реального времени. Выход техники — из трехсот двести — это хороший выход. Если не считать специализированных машин, на дороги было пущено практически всё, что двигалось и могло работать.

— Вы ведь работали круглосуточно?

— Да, конечно. Во-первых, у нас есть круглосуточное дежурство, чтобы в любой момент среагировать на ухудшение погодных условий. Во всех районах работают наши дежурные бригады. И если не брать чрезвычайных ситуаций, то обычно задача такая: к 7 часам утра ночная смена должна сдать дорогу в рабочем состоянии, очищенную под пользователя.

— Это — техника, а людские ресурсы, сколько у вас человек?

— В данной ситуации человек с лопатой ничего не решает. У подрядчика 1150 работников, это представители всех специальностей, в том числе тех, кто работает летом – это и операторы асфальтобетонных заводов, и асфальтоукладчиков. А на зимнем содержании дорог 300 единиц техники плюс двухсменка – работает примерно около 500 человек.

— Этого хватает, чтобы противостоять стихии, или нужно усиление?

— В принципе, у подрядчика богатейший опыт. Хотя, содержание дорог — это… штучная работа. Человек, который пришел на содержание дорог после института, молодой мастер, часто не может понять, как сегодня поступать — то ли надо солить, то ли нет. Вчера мастер говорит: «Соли! » Сегодня: «Ни в коем случае!..» Это всё зависит от многих факторов: есть ли ветер или нет, идет повышение температуры или понижение, будет поземка или не будет. Приведу такой пример. В первый день метели в городе у перекрестков стали образовываться надолбы, так называемый кочкарник — это как раз результат неправильных действий: взяли и разбросали пескосоляную соль, как в обычные погодные условия. Снег упал, намок, соль работает, его колесами прилепили — и получили кочкарник. А если б снег не был обработан, его можно было бы легко убрать. Сейчас – всё наоборот. Снег не идет. И чтобы не было скользкости, посыпать дороги надо. Хотя вроде ничего и не изменилось, два дня разницы.

— Да… Казалось бы, задача-то простая — снег убрать. А ведь целая наука…

— На самом деле, да, наука. Причем описывать её можно многими книгами, а опыт получить только 2-3 года поработав в деле, самостоятельно принимая решение.

— Республика отреагировала на снегопад оперативно: Кабмин под руководством Главы Марий Эл Александра Евстифеева превратился в штаб, где ежедневно проходили экстренные планерки, общие действия корректировались онлайн. Раньше регион так же реагировал на ЧП или это какое-то ноу-хау?

— В принципе, так и надо работать. Стопроцентно правильные действия Правительства республики, когда мы все работали по этой ситуации, которая практически приближалась к чрезвычайной. Было объявлено состояние повышенной готовности, введено круглосуточное дежурство. Главой Марий Эл Александром Евстифеевым были поставлены задачи всем организациям, от которых зависит жизнеобеспечение региона. Свои задачи решал Минздрав, свои — Министерство образования, потому что речь шла о движении школьных автобусов. Во главе угла, конечно, стояли коммунальные службы, как дорожные, так и муниципальных образований. Город, кстати, сработал хорошо. Здесь сложнее решить задачу уборки, т.к. есть еще и дворовые территории, выезды из дворов. И мэрии надо отдать должное. Сравнивая с тем, что было раньше, МУП «Город» сегодня решает эти задачи достойно. Раньше проблем было больше. Я вспоминаю, когда улицы во всем городе после вот такого снегопада вдруг превратились… в огромные колеи. Было просто упущено время по уборке снега, всего лишь 2-3 дня и дальше автомобили просто закатали снег до состояния льда.

И самое интересное: Глава региона же не просто провел заседание Правительства, оценил обстановку и отдал команды. Было же проведено и второе заседание Правительства, где уже оценивались результаты работы за первые сутки, решалось, где требуется усиление. Так и надо: нормальный режим, без всяких нервов, спокойный, рабочий порядок.

— Важно не просто раздать ЦУ — надо проверить, как идет исполнение.

— Да, да, весь комплекс управленческих решений был применен грамотно.

— Как у нас на Руси, беда — объединяет. Победить стихию можно только вместе. А в этот снегопад на борьбу со снегом встали все горожане, предприятия, управляющие компании? Или так не получилось?

— Как это и бывает в жизни, есть и те, и другие. И мы, йошкаролинцы, видим, проходя по улицам, что есть учреждения, у которых все чисто выметено, а есть магазины, которые вроде и заинтересованы в покупателях, но к которым подобраться можно только на лыжах. Все зависит от того, есть ли у руководителя чувство ответственности, хозяйская сметка, да и понимание, наверное, в голове.

— Стресс раскрывает суть человека. Снегопад стал еще и тестом на порядочность: какие-то показательные примеры были, со знаком «-» или «+»?

— Все-таки больше случаев в плюсе, когда люди понимают, что человек попал в затруднительное положение. Частая же картина: если прохожие видят, что машина забуксовала, то помогают её толкнуть. Вытолкали, помахали рукой и дальше пошли. Да, вы правы: стресс, беда объединяют.

— На будущее: что делает республика, чтобы впредь встретить подобную атаку стихии во всеоружии?

— Мы в министерстве провели разбор полетов по снежным делам, проанализировали взаимодействие со службами, действия подрядных организаций, обеспеченность техникой и т.д. Информированность о состоянии дорог не вызывает нареканий, по всей республике работает сеть диспетчерских служб. Отработали вопрос по взаимодействию разных подрядных организаций. Готовимся уже к следующему снегопаду, наша сегодняшняя задача — убрать все валы, которые образовались на дорогах, которые могут вновь задерживать снег. Снова надо восстанавливать снегозадерживающие траншеи…

— И вновь окопы рыть?..

— Именно. Отработали самый болезненный вопрос — по наличию отдельных видов техники. Как показала эта метель, нам остро не хватает тяжелых машин в виде роторов, как раз на сильно занесенных участках, где невозможно использовать ни грейдер, ни КАМАЗ. Но это денежный вопрос, мы его, к сожалению, в эту зиму не решим. Но надо готовиться к следующей зиме, усиливать это направление. Надеемся на помощь со стороны республики. Главное, что нас, дорожников, власть слышит.