Жизнь как подвиг: в ряды Бессмертного полка в Марий Эл встанут Герои

Из архива семьи Ерохиных

Йошкар-Ола, 17 апреля. Всё ближе дата святого для страны праздника, Дня Победы, когда по улицам Йошкар-Олы в едином марше пройдет Бессмертный полк…

Участники этой прекрасной акции пронесут на своих руках родных Героев на штендерах, воздавая им дань Памяти. МедиаПоток берется рассказать о некоторых из них, тем более что судьба каждого — это как готовый сценарий для фильма…

Константин Александрович Ерохин, мичман, моряк Балтийского флота, он был свидетелем героической эпохи. О его жизни и участии в войне мне рассказала Мария Константиновна, его дочь. Показала фотографии тех лет, которые бережно хранит, как реликвию. И, конечно, награды: орден Отечественной войны, медаль «За боевые заслуги», медаль адмирала Кузнецова, медаль Жукова, орденский знак Федора Ушакова.

Из архива семьи Ерохиных

…Костя в 41-м году окончил школу: началась война, и все планы обрушились. По совету отца поступил в речное училище, учился на судоводителя — он всегда мечтал быть только моряком. В 44-м году, когда ему было 16, парня призвали в Военно-морской флот, направив в Ленинград.

Строевая подготовка, военная – муштровали их будь здоров. Впрочем, военное дело он изучал ещё в школе. Военрук и физрук школьные были строгие, но – прекрасные. Он любил эти занятия, физкультура, спорт – это тоже его любовь. В Ораниенбауме экстерном окончил морскую школу по профилю рулевой-сигнальщик. Стоял за штурвалом, передавал сигналы: днем – флажками, ночью – морзянкой.

Из архива семьи Ерохиных

Его первое судно — эсминец «Свирепый», на котором Ерохин и отметил Победу. В августе 45-го его направили в Германию. В апреле наши взяли штурмом Кенигсберг, захватили военно-морскую базу Пилау. И правительство распорядилось о срочном вводе кенигсбергского канала. В море стояли суда с топливом, продуктами, но не могли пройти в город, это была морская минная блокада. И после войны для этих бойцов началась… своя война.

Константин Александрович попал на тральщик, который обезвреживали боевые мины. Трал за кормой, он — на штурвале, минная команда — в шлюпке. Трал – это шесть буев и резаки на разной высоте. Якорная мина на тросе крепится ко дну. Они срезали трос, и мина вылетала на поверхность. Затем на шлюпке отводили мину на мелководье и там расстреливали – успевали отойти и взрывали. Столб воды, осколки во все стороны. Люди, конечно же, рисковали…

Из архива семьи Ерохиных

И вот так он чистил моря от мин с 45-го и по 57-й годы. Прошел, наверное, все портовые города Европы: Польша, Германия, Швеция. Мины были повсюду, даже в открытом море. За 12 лет они сделали 34 тысячи морских миль (1862 км каждая) и уничтожили около 140 тысяч боевых мин.

Но были и потери: за эти годы они потеряли 29 тральщиков. Рисковали ежесекундно, их даже называли «дивизион смерти», ведь в любой момент могло рвануть. А если подорвешься зимой, всё, люди в ледяной воде гибнут. Потому и есть такой морской закон: спасай не себя, а человека в беде…

Из архива семьи Ерохиных

После демобилизации остался на службе. Фронтовиков называли «золотым фондом флота», они, специалисты, обучали мастерству молодых. Ну, а потом был другой, мирный период, и годы жизни на производстве. Жизни по совести и работы изо всех сил. Иначе советские люди не умели…